Закончился первый учебный год преподавания в школах комплексного курса основ религиозных культур и светской этики. О первых итогах и методах его преподавания поделился с чувашскими учителями профессор Московской духовной академии, протодиакон Андрей Кураев, посетивший Чебоксары на прошлой неделе.

Говоря о первых итогах, он признался, что никто и не ожидал, что за десять уроков школьники сразу же станут морально нравственными. Главная цель курса — дать ребятам возможность ощущать родное небо над головой, научить их понимать свою веру и уважать чужую.

О сути предмета

— Я прекрасно понимаю осторожность с которой педагоги подходят к данному предмету, — сказал он. — Не могу не удивиться логике некоторых из них, которые заявляют, мол, у нас нет специалиста по основам православной культуры, поэтому мы буем преподавать основы мировых религиозных культур. Это все равно что сказать, что у нас нет человека, который умеет читать, поэтому мы будем вести не курс чтения, а литературоведения. Неужели непонятно, что преподавать курс всех религий гораздо труднее, чем какой-либо одной.

Особенность нашего эксперимента состоит в том, что все шесть модулей являются светскими. Нельзя сказать что четыре модуля являются конфессиональными, а два других светскими. Все шесть модулей — светские, и эта светскость состоит в том, что ведут их обычные преподаватели. Их никто не спрашивает — согласен, не согласен, нравится — не нравится. Надо и все.

Второе — от детей не требуется согласия с излагаемым конфессиональным материалом. С нравственным материалом — да. В чем особенность нашего курса? Все шесть модулей построены морально-экуменически, т. е. нравственные ценности во всех шести учебниках одинаковы. Люби отца и мать, защищай родину, будь честным, дорожи дружбой, береги природу — все эти ценности одинаковы. Но средства доставки этих ценностей до ума и сердца ребенка разные.

Скажем так, в разной культуре есть свои герои и антигерои. И скажем, христианину в теме о предательстве можно рассказать об Иуде, а в курсе буддийской культуры та же самая тема будет связана с именем Девадата. Девадат, как и Иуда, был лучшим учеником Будды, и также предал своего учителя.

Скажем, заповедь «не делай другим ничего такого, чего бы не хотел себе» в курсе светской этики будет подана на примере Сократа, а в курсе православной культуры — с ссылкой на евангелие. Ценность одна и та же. В этом отношении мы и ожидаем от ребенка согласия. В нашем курсе нет оценок. Никто не собирается ставить им двойки или тройки.

О молитве

В качестве третьего аргумента отец Андрей добавил, что от школьников не требуется чтения молитв, а лишь понимания их.

— Смысл урока, посвященной, молитве «Отче наш» не в том, чтобы дети стали молиться, а в том, чтобы они понимали, например, о чем и как молилась Герда на пороге дворца Снежной королевы. Не могу не повторить этот сюжет — в учебник он не вошел, потому что объем очень маленький, но мне бы хотелось, чтобы этот урок был бы начат так.

Когда Снежная королева увозила Кая из города, ему сначала нравилось лететь вслед за ней на своих салазках. Сначала ему было весело, он радовался, но потом стал тревожиться — он пробует отцепить свои салазки от саней Снежной королевы, но у него ничего не получается. И тогда Кай попробует читать молитву, но почему-то в его голове вместо молитвы «Отче наш» постоянно всплывает таблица умножения.

В чем проблема? У детей в этом возрасте четкое деление двух полушарий. Два файлика — то что нужно для жизни и то, что нужно для школы. Эти вещи, как правило, не совпадают. Если у Кая «Отче наш» путается с таблицей умножения, это означает, что у него эта молитва лежит в школьном файле, как нечто не очень нужное для жизни вне школы. И в итоге Кай оказывается беззащитным перед Снежной королевой и ее магией. Зато, когда Герда входит в покои Снежной королевы, она вспоминает «Отче наш» и побеждает.

Этих сюжетов не было в советских массовых изданиях, кроме серии «Литературные памятники», но сейчас легко можно найти книги Андерсена с точными переводами. Так вот — объяснить ребенку, о чем молятся христиане, можно. Объяснить, о чем плачет реквием Моцарта, что такое «Аве Мария» — можно, а вот призвать детей к молитвенному соучастию в рамках наших уроков нельзя. Школа должна оставаться светским учреждением.

Сегодня дети получают шанс изучить то, чего было неизвестно их родителям. И в этом отношении они становятся миссионерами. А потому реакция пап и мам на это бывает разная. Некоторые рады узнать с ними что-то новое, а есть те, кто пишет жалобы, заявления о том, чтобы их дети изучали не какой-нибудь религиозный курс, а курс светской этики. Причина в том, что они не могут смириться с тем, что не в силах поддержать разговор со своими детьми на эту тему, жалуются, что выглядят в их глазах беспомощными.

В некотором смысле, перед педагогами стоит интересная задача влюбить детей к миру религиозной культуры, но не призывая к любви. Рассказать им так, чтобы ребенок дома потом сказал: «Да, я хочу, чтобы это было правдой. Я хочу жить в этом мире». Тогда у этого курса будет воспитующее значение.

от wpadm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *