Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Да какой уж чувашский язык…

В чувашское село мы отправились с известным правозащитником, активным деятелем, выступающим за развитие чувашского языка, культуры и образования, председателем комиссии по образованию РОО «Чувашская национально-культурная автономия», ветераном труда Николаем Игнатьевым. Моя задача была культурологического плана – осветить жизнь чувашского села, поговорить о сохранившихся традициях, познакомиться с семьей, которая их чтит. У Николая Петровича была задача несколько иная – сделать так, чтобы я вникла в проблемы села как журналист. А их много. Он сам уже долгие годы пишет о них в разные инстанции, добивается правды. Назначили дату – 4 августа.
– 4 августа? Ну, хорошо, – вздохнул Николай Петрович через паузу и бодро добавил. – Надо ехать, так поедем! (Я только позже поняла причину такой реакции). Одним словом, утром в девять часов мы выехали из Уфы и уже через час были в селе Николаевка Кармаскалинского района.

aa01fa2cfcb45683bd968ab92b2bcc04

В этом селе у Николая Петровича есть усадьба – так он называет свое хозяйство. Всю жизнь проработал инженером в Уфе и вот уже много лет приезжает сюда как на дачу. Здесь живет его 82-летняя супруга. Она держит в чистоте и порядке дом и невероятных размеров участок.
– Правда, отдыхать не получается. Много работы, много. Одна молитва, чтобы Господь дал мне пожить еще на этой прекрасной земле, дал мне завершить дела, – говорил Игнатьев, бегло показывая свой участок с вишнями и яблонями, дендрарий, огромный огород.
Жаркая пора сенокоса, народа на улице нет. Мы зашли к одним соседям, другим – дома никого. Видно, что деревня строится, много новых кирпичных домов. Кто-то рушит старое, строит рядом свое.
В целом ощущение от села – простор, много зелени, чистые улицы, ухоженные дворы. Много коз.
– За козой ухода немного. Пасется перед двором и все. Сейчас крупный скот держать нелегко, – объясняет Николай Петрович.
Наконец, в одном из домов застали молодого парня Костю (фотографироваться он не захотел). Ему 25 лет. Разговорились. У него скоро свадьба, женится на девушке из соседнего русского села. Ездит каждый день работать в Шакшу.
– У нас все так ездят, кто куда. В селе работы нет. Но я хочу жить здесь, не хочу уезжать. Взял участок, строиться думаю, – говорит Константин. (К его участку мы еще вернемся).
Пока ждали родителей Кости (они возвращались из Кармаскалов из пенсионного фонда), мы услышали долгие и дружные автомобильные сигналы. Точно! Сегодня же пятница – день свадеб. Из дома напротив выбежала светлая девчушка, забежала к соседям, что-то крикнула. Тут же к ней присоединился мальчуган, потом уже подбежала соседская девочка.
Вика, так звали старшую, деловито вытащила яркие ленты.
– Сейчас будем перегораживать путь свадебным машинам, выкуп просить, – объяснила она. – А это соседские дети, Максим и Карина.
– Это обычай ваш?
– Нет, это мы сами придумали.
– Вика, а вы с родителями на каком языке говорите?
– На русском.
– А на чувашском разговариваешь?
– Не так хорошо. В школе учим, но между собой по-русски.
Вскоре вышла бабушка Максима Зинаида Трофимова.
– Да какой уж чувашский язык. На русский все переходят постепенно… – вздохнула она. Женщина с мужем в поисках работы уехала в свое время из села, вернулись на пенсию. – Тянет в родные края. Село живет, несмотря ни на что. Молодые строятся. Соседи дружные, помогаем друг другу. Но только на родном языке говорят все меньше.
Пока мы общались, приехал отец Кости Александр Макаров. Первым делом мы попросили его отвезти нас на чувашскую свадьб, раз уж так нам повезло.

Свадьба

Успели как раз на выкуп невесты. Все, как на всех свадьбах в любых деревнях, особых народных обычаев пока что не заметила. Жениха не пускают, весело торгуются – это уже везде.
Старшие говорят между собой на чувашском, молодые и дети – на русском. Несмотря на то, что свадьба деревенская, многие девушки были в красивых вечерних платьях, с хорошими прическами.
Пока жених с друзьями и родственниками выкупал невесту, разговорилась во дворе с женщинами в национальных одеждах.
– А у многих такие костюмы?
– Да почти у всех женщин. Красота же!
– А вы на свадьбе, чтобы песни чувашские исполнять?
– Да.
– А спойте на камеру для наших читателей.
– Мы бы с удовольствием, – посетовала одна из них. – Только у них тут, в Николаевке, свой обычай. Петь и веселиться можно только после пяти. А мы сами из Ефимовки, там мы идем на свадьбу и уже по улицам поем! Что ж, раз у них так, петь пока не будем.
Разговорились с гостьей Дианой.
– А вы чувашка?
– Да, – засмеялась она.
– Не похожа?
– Вы похожи на французскую актрису.
– У меня тоже на следующей неделе свадьба. Со свидетелем этой свадьбы. Сама я из Суук-Чишмов. Знаю ли родной язык? Конечно, очень хорошо. С женихом тоже говорю на чувашском, – обрадовала она меня, радетеля родных языков и разнообразия культур.
Увидела маму с малышкой:
– Это самая юная гостья свадьбы?
– Да. И самая юная жительница нашего села, – улыбнулась молодая женщина.

Юные жители села

Юной жительнице Злате было три месяца от роду.
Каково было мое удивление, когда к Галине Трубановой (так звали маму) подошли трое сыновей. Оказалось, что она многодетная мать.
Галина рассказала, что в этом году в селе родилось четверо детей, еще три женщины на сносях.
– Рожают достаточно, только детский сад у нас давно закрыли, – пожаловалась женщина
– Как так?! А вы где работаете? Кому детей оставляете?
– Я работаю в селе Константиновка. Каждое утро везем детей в садик в соседнее село.
Из разговора с Николаем Петровичем и Галиной стало ясно, что в Николаевке детский сад был, но почему-то его закрыли, хотя рождаемость здесь не падает, а повышается: многие молодые семьи хотят жить в родном селе.
Разговорились мы и с мальчишками, которые облюбовали для игры прицеп. Детей там играло много.
Местные ребята, Матвей, Илья, Павел и Виктор, рассказали, как у них обстоят дела с родным языком.

Школьная любовь – через всю жизнь…

Поговорили мы и с чудесной семьей. Виталий с женой Людмилой дружили с шестого класса, после школы поженились. Оба Васильевы.
– Даже менять не надо было, – смеется веселая Людмила. Они до сих пор обмениваются взглядами, полными любви и обожания. Много шутят, смеются. В молодости уезжали в Челябинскую область, жили там, работали, но решили родовое гнездо вить здесь. Теперь летом приезжают внуки.
Большой добротный дом, держат скот.
Виталий каждый день ездит на работу в другое село: «Через Сихонкино было бы 20 километров, но там дорогу так и не сделали. В объезд – 50. Половина зарплаты уходит на бензин».
– Много проблем… Иногда здесь бывают выбросы газа, сами не понимаем отчего, никто не может ответить. Белое облако стелется над улицей, пахнет угарным газом. Помидоры чернеют, – рассказали нам Виталий и его соседи.
А самое большое недоумение вызвало заявление внука Виталия.
– А вы знаете, что здесь интернета нет?
– Нет интернета? Это же 50 километров от Уфы?! Да я из Каповой пещеры спокойно со всеми общаюсь! – возмутилась я. Мда, чудеса да и только…

Крыша фермы за два миллиона и проданный скот

Николай Петрович очень хотел, чтобы я осветила проблему фермы. Действительно, это удивительная история. Был цветущий совхоз, комбайны, огромный автопарк, механизированная ферма – одна из лучших на тот период. Хорошо, допустим, это было в советском прошлом, как у многих в те времена. Но ведь есть еще примеры умелого ведения коллективного хозяйства? Здесь, в совхозе, все это было буквально недавно. Была ферма, большое поголовье коров. Люди работали. А потом, по рассказам местных жителей,  директор фермы г-н Бурханов (сам из с. Кабаково) затеял огромный ремонт крыши фермы. Ремонт поручили не местным, а гастарбайтерам. По слухам (которые, впрочем, нетрудно проверить), обошлась крыша фермы в два миллиона. Материалы были непрочные, за зиму что-то сорвалось, унесло ветром. А уже в следующем году ферму закрыли.
Зачем ремонтировали? И куда потом распродали скот? Почему лишили людей заработка и ликвидировали предприятие? Если оно было убыточным, опять-таки хочется спросить, крышу«золотую» зачем крыть? Вопросов много. И смотреть на эту новую крышу и разбитые окна, огромное гулкое помещение, где вчера еще мычали коровы, а сегодня воркуют одинокие голуби, больно.
– Ты думаешь, это гора? – спросил меня Николай Петрович, когда мы вышли из унылого помещения фермы. – Это гора навоза. Вместо того чтобы удобрять ими поля, они лежат здесь годами и отравляют воду. Мы не раз поднимали этот вопрос, но нас никто не хочет слышать.

Чистые пруды и мусорные свалки

Бездеятельность сельского совета, по словам жителей Николаевки, просто ужасает. Почему-то у них постоянные поборы: на дорогу, еще на что-то. А свои проблемы жителям приходится решать самостоятельно, иногда не самым лучшим образом.
К примеру, свалки. Мусором сельсовет так и не удосужился заняться, несмотря на неоднократные выступления на собраниях. Жители складывают бытовой мусор в двух местах: в поле и посадке.
Чтобы пасти скот, жителям нужны источники воды. Речушка, что протекает возле села, для скота не годится. Уровень воды в ней зависит от дождей, талого снега, иногда река и вовсе высыхает. Спасает пруд, который необходимо содержать в чистоте.
Когда мы отправились к свалке, как раз проехали через этот пруд. Пасут здесь скот по очереди. В тот день пасла строгая учительница. В итоге картина выглядела так: впереди сопровождающий нас местный житель отгонял скот, за ним медленно ехала редакционная машина, позади шла я с фотоаппаратом, сквозь блеяние и мычание. А вслед неслись упреки пастушки-учительницы:
– Сами будете загонять! Распугали тут всех! – и что-то на чувашском.
Свалка растянулась на километр через дорогу от засеянного поля. Местное начальство закрывает на это глаза.
Второй пруд, на другом конце деревни, жители уже сделали сами, за свои деньги.
– Ты же видишь, Зухра, как они хотят жить на родной земле. Почему все против людей? Почему чиновники не хотят ничего делать? – с болью говорил Николай Петрович, пока мы  добирались до второй свалки.

Новая улица

Село растет, расширяется. Формально появилась новая улица – 70-летия Победы.
– Все участки разобрали местные, – рассказывает местный житель Александр Макаров. – Но у меня такой вопрос. Я сам из этого села, всю жизнь с женой проработали в совхозе. Вырастили пятерых детей. И вот часть участков отдали кому-то в собственность, а моему сыну Косте почему-то в аренду. Платим аренду – 2,5 тысячи рублей недавно отдали.
Жители платят деньги за аренду земли. Где бурьян выше тебя ростом. Как они должны строиться? Почему одним дают земли в собственность, а коренным жителям – в аренду?
Чем дальше мы ходили по селу, тем становилось все печальнее…

Истории края мы не услышали…

Последним пунктом нашей остановки должен был стать дом краеведа и большого патриота Веры Тарасовны Никаноровой… Но времени уже не было. Единственное, что мне осталось – сфотографировать ее книги. Книг и статей об истории села, ветеранах, уважаемых жителях у нее много.
И пока я знаю о Николаевке лишь то, что 29 июля прошли празднества в честь 225-летия села. Концерты и громкие речи – к этому не привыкать. Вот только ни одна из проблем села не решилась…
Уезжала я из Николаевки с тяжелым ощущением, с которым теперь часто уезжаешь из многих сел нашей республики. Люди хотят жить на своей земле, строиться, чтить могилы предков, пытаются хоть как-то обеспечить себя работой. Но все это – вопреки. Нет до них дела. Закрытые детские сады, школы, клубы, библиотеки… Все понятно – оптимизация, сокращение расходов. Лишь бы это не было сокращением наших главных ценностей: малой Родины, родного языка и культуры, традиций и будущего наших детей…
Перед отъездом из села мы сфотографировали аварийный мост, о котором нам также поведали местные жители.

Эпилог

Подъезжая к Уфе, я спросила у Николая Петровича:
– А сколько вам полных лет. Хочу в статье написать.
– Полных? Восемьдесят четыре, – засмеялся мой спутник. – Между прочим, сегодня исполнилось.

Зухра Буракаева, Чувашское село в Башкирии: работать негде, родной язык забывается и песни принято заводить под вечер, 8 августа, сетевое издание Новостной портал ProUfu.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Социальная сеть

Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *