Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Выживший в аду

Свою «похоронку» ветеран хранит всю жизнь!

P210534262 года минуло со времени окончания Сталинградской битвы – одного из ключевых сражений второй мировой войны. В этих боях-мясорубках люди гибли тысячами. 21 февраля 1943 года, например, с места битвы отправилась в Чувашию «похоронка» на 18-летнего уроженца деревни Байгулово Козловского района Александра Петрова. В ней сообщался даже адрес братской могилы, где его закопали. Однако скоро выяснилось, что всем смертям назло Александр Петрович выжил!

Война

— Перед войной нас на шее отца (не считая слепого деда) сидело девятеро, — рассказал «Ведомостям» Александр Петров. – Мать умерла рано. Кушать было нечего. Помню, убирал колхоз урожай с картофельного поля, а мы после тайком ходили туда собирать гнилье и мелочь, чтобы из этого крахмала приготовить себе еду. Так сторожа за нами на лошадях гонялись и кнутами секли. А за что? Ведь все равно же это потом пропало!

На фронт я ушел в июне 1942 года 17-летним пареньком. 18 исполнилось в октябре, уже в Сталинграде, под немецкими пулями и бомбами. А стрелял немец страшно – так, что Волга за нашими спинами горела (это они с самолетов для психологического давления на противника в реку специально горючие вещества сбрасывали и поджигали). Мы же цеплялись за клочки земли на этом берегу и отстреливались чем придется, а своих раненых переправляли через Волгу на ту сторону. Соорудишь из подручных средств некое подобие плотика, положишь туда раненого и толкнешь подальше от берега с мыслью: «Авось пронесет тебя нелегкая, как-нибудь выплывешь к нашим!»

Немецкая колбаса

Но бывали и светлые моменты. Как-то раз, например, удалось поживиться посылкой от Гитлера.

Красная Армия к тому времени уже окружила 33 немецкие дивизии в «котел» и фашисты сбрасывали своим с самолетов на парашютах большие тюки с продуктами. И один такой тюк упал аккурат в «мертвой зоне» между немцами и нами.

Мы лежим в окопе – холодно, есть хочется – и думаем: «Как бы посылку к себе перетащить, пока фашисты ее не умыкнули?» Наконец, вызвался один, дополз, вцепился в обивочный брезент зубами и, пятясь, потихоньку поволок в родной окоп «подарок от Гитлера».

Зато когда вспороли обшивку этого «подарочка», внутри оказались и консервы в упаковках, и колбаса (аккуратно уложенная), и хлеб в целлофане – будто только что из печки! Мне досталась колбаска – ароматная, с чесночком! Вы не поверите, но я 81-й год живу, однако никогда с тех пор такой вкусной колбасы не пробовал!

Ранение

1 февраля 1943 года Александра Петрова в составе танкового десанта «верхом на броне» бросили в атаку на противника.

— Внезапно в танк попал снаряд, и взрывной волной меня выбросило в сторону, — вспоминает Александр Петрович. – Сломал правую руку, локоть, плечо и на левой ладони пальцы искалечил. Хорошо, санитары нашли и положили в землянку к другим раненым дожидаться транспорта в тыл.

Кругом шли ожесточенные бои, поэтому ждали очень долго – сначала в землянке, потом в деревенской избе (лежа на покрытом соломой полу) и на станции Илловля, в палатке. Пока ждали, очень много раненых умерло. Наконец, дождались санитарного поезда и тот перевез тех, кто выжил, в Камышинский госпиталь. А после госпиталя я получил увольнение на шесть месяцев и отпуск домой.

Снова на фронт

Прибыл в Байгулово, а тут все окрестные старухи и молодухи сбежались на меня посмотреть. «Да ты, никак, и впрямь живой!» – говорят, а сами «для верности» за руки дергают.

Оказалось, раненного, меня подобрали санитары другой, «не нашей» части. Свой же, 932-й стрелковый полк прислал в деревню извещение, в котором говорилось, что меня убили и похоронили по «адресу»: г. Сталинград, пос. Кладбище, братская могила № 4.

Тут, в деревне, познакомился со своей будущей супругой Марией Елизаровной Барышевой (уроженкой деревни Осинкино), что работала учительницей младших классов. А через пять месяцев вызвали меня на медкомиссию в Козловку. «Ну, что? Вожжами управлять можешь?» – поинтересовался врач. Отвечаю: «Конечно, могу». — «Тогда получи повестку».

И попал я в Ораниенбаум Ленинградской области, в пехоту. Освобождал Гатчину, Нарву, вошел в Эстонию, получил контузию в голову, дошел до Восточной Пруссии. Здесь меня перекомиссовали и отправили назад в Эстонию ловить кишевших в тамошних чащобах «лесных братьев» и недобитых немцев. В общем, домой окончательно вернулся только в 1947 году.

Фигурки

И началась у Александра Петрова с женой Марией другая жизнь, мирная. Родили они четверых детей, вырастили, воспитали их и разбежались дети по белому свету.

А в 1997 году Марию Елизаровну призвал к себе Господь. «Я по ней очень скучал, буквально не знал, за что хвататься, — признался «Ведомостям» Александр Петрович. – С горя начал пить и целых два года не просыхал! Бывало, «поллитры» в день не хватало! Но потом думаю: «Э-э, нет, так дальше дело не пойдет». И бросил! Хотя трудно это и было, ох, как трудно!

P2105344А чтобы целыми днями из угла в угол бездумно не слоняться, придумал себе занятие: вырезать фигурки из прессованного пенопласта (я его раньше с работы домой потихоньку порядочно «на всякий случай» перетаскал). Сюжеты придумываю обычные, деревенские: мужик на лошади землю пашет, семья за столом обедает или в бане моется, гармонист играет у околицы и т. п. Раскрашиваю их обычными акварельными красками. Бывало, сидишь дома, к только что вырезанной из пенопласта березке малюсенькие лоскутные листочки медной проволокой прикручиваешь. Дело это, конечно, очень кропотливое и хлопотное, зато на душе легче становится…

Александр ЕГОРОВ, № 7, 2005.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Социальная сеть

Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *